Догма

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Догма » Заливные луга » Воды реки Дикой


Воды реки Дикой

Сообщений 121 страница 135 из 135

121

ну что за звери, эти волки? тряхнув одним ухом (это похоже, уже входит в твердо отработанную привычку) , качнешь чуть моргов, улавливая каждый косой взгляд черного зверя, после потянувшись, сделаешь, как кошка, вид, что птица уже тебя не интересует. ну птица и птица. ясное дело, это не просто птица, ну а раз так, то и нечего делать - сама скорее всего должна заговорить. заметишь, что волк тоже принюхался. интересно, какие у него мыслишки насчет птички - то? чуть приподняв кончик хвоста, внимательно проследишь взглядом за движениями пернатого гостя, после, убедившись, что тот вообще похоже в ступоре, резко развернувшись, сделаешь два шага вперед, вернешься на свое место, откуда ползла на животе.
"похоже, все таки есть какие - то соображения у него."
молчит. думает, что ли? в очередной раз тряхнув ухом, на сей раз иным, встанешь и вытянешь в дугу гибкую спину. зевнув, переведешь взгляд с волка на птицу, потом обратно. тут наконец в мимике черного что - то изменилось. усмехнувшись своим мыслям, волк все же продолжил молчание. тебе надоело.
Бог, что ли...
Это прозвучало, как "Мама, это Петя. Петя, это мама...". Однако наконец тишина спала, тронутая и испуганная твоим голосом. немного иронично подняв бровь, выжидательно посмотришь на фенриса.

122

Птица не двигалась. Фенрис не торопился. Если бог появился здесь, это не случайно, и в конце концов он заговори. А вот лисице явно это наскучило. Она все время косилась на него. Следила за ним. И наконец сказала, как-то лениво, просто ради того чтобы сказать что-то... Бог, что ли... Фенр чуть насмешливо посмотрел на нее и дернул ухом.
- Конечно, бог... А ты что, думала, что гиганские птицы просто так прямо перед хищниками садятся? Или здесь полоумные пернатые обычное явление? - черный волк чуть сморщил нос, что должно было означать смех.
Божество тем временем даже не шевельнулось. Казалось, что он забыл, зачем прилетел сюда, и тепер последовательно вспоминает все свои мысли и действия, которые привели его к этому действию. Птица словно окаменела. Волка это слегка настораживало. Мало ли что этому существу придет в голову? Но он не подавал виду снаружи и старался заглушить настороженность внутри. Если бы он хотел напасть, то уже давно бы это сделал... - думал волк, разглядывая странного пернотого. Наконец он тряхнул головой. - Как же это все глупо... Я сижу в каком-то загробном мире, мертвый, у меня отсутствует добрая часть памяти, я мило беседую с лисицей и жду, пока странная птица соизволит со мной поговорить! Нет, я явно тронулся! Фенр искоса посмотрел на Лу. Видимо здесь все сумасшедшие... Впрочем, волк уже вполне благосклонно воспринимал лису. Она ведь была первой, кого он здесь увидел и с кем он заговорил. Она ему все объяснила. Даже немного развлекла. В общем, в дальнейшем они вполне могли бы стать приятелями.

123

Тем временем вышеупомянутый возмутитель спокойствия вытянул маленькую головку, что-то вопросительно чирикнул/крякнул/квакнул (нужное подчеркнуть) и стал расти на глазах. Казалось, будто бы нынче на серый песок чья-то умелая рука искусно поставила компьютерную графику высочайшего класса. Плавно изменялись пропорции тела, перья большей частью трансформировались в серебристую шерсть, клюв вытянулся в тяжелую песью морду, лишь крылья - огромные по сравнению с собачьим телом - по-прежнему находились за спиной. Отрубленные под корень уши и хвост завершали картинку.
Симаргл никогда не был волком. Он был волкодавом.
Символ защиты, символ решимости, символ правды и верности.
- Грядут темные времена, - его твердый голос мгновенно стал Всем. Всем вокруг - и ветром, и шумом волн Дикой реки, и даже мыслями присутствующих на берегу зверей. - И четверо падших несут ключи. Разверзнется пропасть, спасением из которой сможет стать только свет. В вас есть свет, волки?

124

Фенрис спокойно ждал. В этом мире было глупо торопиться. Ведь все они мертвы. Они в Вечности... Фенр поднял глаза на небо. За все время его пребывания здесь, он в ервый раз обратил внимание на природу. Здесь было красиво. В этом мире царил приятный для волка полумрак. Только Северное Сияние переливалось в небе всеми цветами радуги. Фенрис впервые видел такое световое шоу, но ранье слышал о нем. Волк с удовольствием любовался переливчатым светом. Жаль было только, что здесь не было луны - вечной спутницы черного волка-одиночки. Вдруг Фенр краем глаза заметил движение. Он взглянул на птицу. Сокол стал... расти. И мало того, постепенно птица превращалась в представителя собачьего рода. Фенрис чуть отошел. Значит, он все-таки бог... - удовлетворено подумал черный. Божество заговорило. - Грядут темные времена. И четверо падших несут ключи. Разверзнется пропасть, спасением из которой сможет стать только свет. В вас есть свет, волки? Фенрис не выдержал и усмехнулся.
- Свет? - на его губах мелькнула кривая улыбка. - Я не видел света, и он не знает меня. Всю жизнь я провел во тьме.
Волк махнул пушистым хвостом и посмотрел на Лу. Интересно, как это понравилось лисице? Фенриса не особо заинтересовали слова Симаргла. Это не его дело. Ключи...темные времена... пусть дальше грядут. Но без него. Фенриса никогда не интересовали чужеи дела. Он жил своей жизнью.

125

Желтые, похожие на застывший церковный воск, глаза крылатого божества резко замерли на морде волка. Но внутреннюю ледяную отторопь вызывал не этот, кинутый сверху, холодный, гводящий к земле взгляд: обыкновенные собачьи круглые зрачки как-то мгновенно трансформировались в две узкие полоски, чтоб, перевернувшись на 180 градусов по желтой радужке, вновь не расшириться до полноценного круга. Было в этом нечто неправильное, недоступное ни единому живому существу, когда-либо ходившему по земле.
- А сколько пафоса в словах, а сколько гордость за низость, - низко, с каким-то странным гортанным рокотом, наводящим вновь мысли о птице, что пришла с неба, разбившись о землю крылатым псом. - Уж не мыслишь ли ты, что стал выше света, и спасение - удел благочестивых слабовольных глупцов? Тропой гордыни идут все души в Ад.

126

Глаза са остановились на нем. Круглые зрачки божества в одно мгновение превратились в узкие полоски. Фенрис внутренне содрогнулся. Так ужастно это выглядело со стороны... А бог тем временем промолвил: - А сколько пафоса в словах, а сколько гордость за низость. Уж не мыслишь ли ты, что стал выше света, и спасение - удел благочестивых слабовольных глупцов? Тропой гордыни идут все души в Ад. Он говорил странным, неестественным, низким голосом. Казалось, так может говорить птица, но не волк и не пес... Фенр мысленно стряхнул с себя охватывающее его оцепенение. Он задумался над словами бога. Волк издал низкий горловой рык.
- Я ничего не мыслю, Симаргл! И мне нет дела до того, куда я пойду! Я слишком далек от света, мне больше по душе ночная тьма и сумерки вечера, чем радостное сияние дня, торжество солнца и ликованье утра! В своей жизни я не видел ничего светлого и слишком много темного... - Фенрис чуть помолчал и добавил: - Но могу тебя усокоить, переходить к тьме я тоже не собираюсь! Я сам по себе... Черный волк смотрел прямо в жуткие глаза Симаргла и ждал ответа. В душе вновь поднялась старая боль, на время забытая после смерти. Словно кто-то стряхнул пыль. Снова заныло в груди неудовлетворение, недоувлетвориние своей судьбой, жизью... и чем-то еще. Он и сам начал чувствовать, что он здесь не просто так. Он действительно что-то упустил. Но что? Быть может ему правда стоит стремиться к свету? Но он не мог отказаться от слов, сказанных сейчас. Да и он... просто боялся. Боялся света, боялся перемен...

127

- Нейтралитет - отец равнодушию, - без единой эмоции отрезал Симаргл. Чуть шевельнулись сильные ведущие пости крыл, что брали своё начало практически от самых лопаток. - Не бойся злых, бойся равнодушных, что пройдут мимо, не оказав помощи в минуту, когда ты будешь умирать. Есть Свет и Тьма и тысяча оттенков, но серебром быть невозможно, пока жива душа твоя и помыслы и чувства.
В воздухе пахло отчаянием, коварством, ожиданием. Край Вечной Охоты прижал уши и перестал дышать, поскольку отчетливо слышал шепот взведенных курков. Запах дыма, запах несуществующей гари, коей нет места в этой обители смерти... Тьма сгущается, и Свет будет как яростный зверь биться за каждого, кто еще не утопил в своем эгоизме острые искры добра.
Пепел тоже серый. Но он - история, а белый снег и черное небо - это настоящее и будущее.

128

- Нейтралитет - отец равнодушию, - ровно ответил Симаргл. - Не бойся злых, бойся равнодушных, что пройдут мимо, не оказав помощи в минуту, когда ты будешь умирать. Есть Свет и Тьма и тысяча оттенков, но серебром быть невозможно, пока жива душа твоя и помыслы и чувства. Фенрис чуть опустил лобастую голову и отвернулся. На душе был противно. Но что ему было делать? Я волк-одиночка. Сам по себе. Мне никто не нужен и я никому не нужен. И мне нет дела до того, что здесь будет происходить, - внушал себе черный волк. Но в глубине души волк понимал, что ему не все равно. Он знал, что когда-нибудь придется решать. Но не сейчас... Сейчас он не готов... Волк угрюмо глянул на божество. Посмотрел на небо, переливающееся от яркого Северного Сияния. Волк отвернулся и пошел прочь, не сказав ни слова ни лисице, ни божеству. Пройдя несколько шагов, волк все-таки бросил:
- До встречи, Симаргл!
И черный волк пошел прочь, больше не останавливаясь.
----->Восточная Топь

Отредактировано Фенрис (2009-11-05 10:31:57)

129

Серые леса >

Ив неторопливо ступал вдоль шумящего потока. Разноцветные огни северного сияния отражались в темных водах Дикой тысячами бликами, это зрелище невольно привлекало и удерживало взгляд... Но черный лис уже столько раз видел подобное, что оно ему уже в принципе приелось. Да, вот так, даже к самому небывалому чуду можно охладеть спустя года лицезрения. Ну а сколько ж можно однообразия? Небо пылает, река бурлит, отражая его... все как всегда.
Кто бы знал, как мне это надоело, - с легким раздражением подумал зверь, с какой-то брезгливостью переставляя лапы - так, чтобы не испачкать чистый белый мех. Взгляд темно-зеленых глаз задержался на вершинах гор. - Надеюсь, Локи не соврал, как он обычно это делает. Вот ведь любитель навести туману...

130

---> Поляна единорога

Они шли разными путями, но оба пришли к реке... Азур прищурился, завидев у воды знакомую лисью фигурку. Будь она огненно-рыжей, он бы досадливо поморщился - этот цвет ассоциировался у него исключительно с Локи. Не самая приятная ассоциация, признаем. Но нет, это был Ив. Они, похоже, двигались к одной и той же цели, указанной Рыжим. Правда, что искал там лис - Азур не знал. Сам он давно определил для себя цель, и сейчас больше напоминал молодого лося в гон - упертый в одну точку взгляд исподлобья и бегом-бегом-бегом в искомом направлении.
- Похоже, мы идем к одной и той же цели, - нагнав Ива, волк кивнул ему на ходу, продолжая бежать, однако снижая темп.

131

Похоже, мы идем к одной и той же цели.
Локи хладнокровно скосил глаза-изумруды в сторону, даже не поворачивая головы к нагнавшему его Азуру. Кажется, он ничуть не испугался неожиданно прозвучавшего рядом голоса, хотя тот определенно застал его врасплох.
А разве это не было очевидно? - мягко уточнил он, все также осторожно ступая вдоль кромки воды. За его спиной оставалась ровная, прямо таки аккуратная цепочка следов. Можно было подумать, что лис рисовал на песке... но только если бы он кружил и петлял, а не шел напрямик. Помолчав немного, вежливо поинтересовался: - Давно в Крае вечной охоты?

132

Ну да. В общем-то вряд ли стоило ожидать, что они разбредутся в разные стороны. Любопытство, как известно, кошку сгубило. Каким образом оное любопытство прошлось по волкам и лисам, Азуру было доселе неизвестно, ну а раз был шанс проверить... как тут не соблазниться? И почему Любопытство в список смертных грехов не внесли? Они были бы первыми в очереди на эту должность.
Волк глухо хмыкнул в тон собственным мыслям.
- Не слишком давно. Так мне кажется, - довольно неуверенно отозвался он, - а почему ты спрашиваешь? 
Во всяком случае, ему казалось, что прошло относительно немного времени. А с другой стороны - как посмотреть... Порой он чувствовал, что провел здесь целую вечность. Или же это память о жизни притупилась настолько, что в любом воспоминании всплывают лишь приглушенные краски Края Вечной Охоты?..

133

Ив дернул ухом, намерено пропустив последний вопрос.
Просто я заметил, что никто из местных не помнит точно, сколько времени уже здесь пробыл. Мы не стареем, не меняемся, иными словами - остаемся такими же, как на момент смерти. Нам не с чем сравнивать: какими мы были и какими мы стали, - он помолчал, сосредоточенно глядя себе под ноги. - В Крае вечной охоты все незыблемо, неизменно. А ведь мы должны как-то исправиться, чтобы пойти дальше. Ну и возникает вполне резонный вопрос - как? Как изменить себя, если все вокруг застыло, и мы сами превратились в жалкие тени? Локи сказал, нужно провернуть Революцию. Не это ли наш долгожданный билет на тот свет? Если да, то я согласен открыть хоть десять Врат, лишь бы уже покинуть это место. А ты?

134

Некоторое время Азур шел молча, обдумывая все сказанное. Значит, не только с ним память выкидывает такие штуки. Впрочем, он мог бы и раньше догадаться об этом - не один он такой избранный - просто волк был слишком увлечен поисками вожака, и ни на что другое по большому счету внимания не обращал. Глупо получилось, хм...
- Не знаю, что от этого получит сам Локи, - наконец, мрачно отозвался он, - я не сомневаюсь, что он сделает всю грязную работу нашими лапами... но и я готов на все, лишь бы отсюда выбраться.

135

Другое дело, что от нас мокрого места может не остаться, - продолжал рассуждать Ив, и голос его даже не изменился. Как будто лис и волк беседовали о погоде. - Локи может использовать нас не только как наемных рабочих, но и как смертников. А если учитывать, что черно-белый тиран доказал нам возможность убийства в Крае вечной охоты... - он выдержал паузу, не договорив. Чуть улыбнулся: - Тут я полагаю, у нас только два пути. Умерев, мы переродимся... или просто исчезнем как души, без возможности прожить еще одну жизнь или попасть в Рай, - он тихо засмеялся, и на сей раз смех его прозвучал очень неприятно. - Таким образом, либо мы никуда не идем и остаемся в этом чертовом месте навсегда, либо все-таки слушаемся главного местного шутника и надеемся на удачу, - он беззаботно взмахнул хвостом. Ах, как давно он не философствовал вслух...


Вы здесь » Догма » Заливные луга » Воды реки Дикой