Догма

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Догма » Заливные луга » Воды реки Дикой


Воды реки Дикой

Сообщений 61 страница 80 из 135

61

Фалька изумленно воззрилась на пса. Она предполагала, что он скажет что-то подобное. Она бы удивилась, если бы он промолчал. Но все же сказанное им заставило ее моргнуть. Он так странно судил о ней. А ведь он видит ее впервые. Хотела бы она быть именно такой, как он говорит. Вляпаться в какую-нибудь глупую ситуацию - впрочем, можно считать, что она уже вляпалась, хотя это и несвойственно ей. Она всегда умела избегать подобных встреч. Сегодня, стало быть, не повезло. Все когда-нибудь случается впервые.
- Вы не поняли, уважаемый, - она повернулась к псу, с содроганием решившись подставить затылок волку, - неужели вы решили, что я собираюсь биться за вас? Вовсе нет. Я лишь хочу сказать, что продолжение беседы, - она чуть повернула голову, искоса посмотрев на Криминала и мысленно продолжая про себя, чем именно должна закончиться беседа - а судя по ее развитию, должна она была закончиться бездыханным трупом у кромки воды... собачьим трупом, - бессмысленно. И... вы довольно смело судите обо мне. Правда, ошибочно. Как бы то ни было, я не буду вам мешать.
Волчица сделала два шага назад, все также глядя на пса. Ощущение взгляда Криминала холодило затылок, но повернуться и встретить его взгляд было еще страшнее - ее глаза могли выдать страх, который она чувствовала. Это еще хуже, чем стоять так.
Так может быть, она напрасно вмешалась? Самцы всегда сами разбираются в подобных ситуациях. И все же Фалька была уверена, что вмешалась не зря.

62

Резкое вмешательство Фальки немного сбило Криминала с толку, хоть ему было не привыкать отшвыривать в сторону мешающий пройти к цели барьер. Но ее последующая фраза, адресованая хамовитой блохастой псине, покорила черно-белого волка до глубины души, вызывав в янтарных глазах насмешливые солнечные искры. Он ощерился, и это было призвано изображать ухмылку. Страшную, издевательскую ухмылку. Такую носили на лицах инквизиторы, по приказу которых на костер затаскивалась очередная избитая и верещащая девчонка, уличенная в колдовстве...
Но сегодня звезды, по-видимому, смотрели вниз благосклонно. Или же сам Криминал причислял себя к звездам... Хотя нет. Что вы! Он выше. Гораздо выше...
- Твое счастье, пес, - бросил волк, обходя их по дуге и ловко спускаясь к воде. Он нарочито небрежно продемонстрировал оставшимся свою спину, точнее - бок и зад. Сделай волчица или драный кобель подобие выпада в его сторону (на благоразумие Ризозо Белая Лапа все-таки рассчитывал несколько больше) - и резкий разворот корпуса позволит бывшему вожаку Пепельных Ветров встретить чью-то стремительно проближающуюся плоть клыками, легко выведя своё тело из-под удара. Тактика лисьей драки, но она себя оправдывала и не раз.
Так что Криминал, приближаясь к бурно несущимся водам реки, прямо-таки излучал уверенность и хладнокровную силу. Что не помешало ему ехидно бросить за спину, прежду чем опустить пасть к влаге:
- Твоё счастье, что волчица имеет голову на плечах. Я ценю умных женщин выше дешевых собачьих шкур.

63

Эти сумерки... бесконечные, длинные и безмолвные... дадут ли они мне ответы на мои вопросы? И что потребуют взамен? Не стоит забывать - всё имеет свою цену, любая жизнь...
- Любая жизнь имеет цену, волк. Даже жизнь букашки, кажущаяся тебе ничего не значащей - на самом деле может значить гораздо больше чем твоя... - пёс начинает мыслить вслух, не беспокоясь, что его услышат. Странно - ещё несколько секунд назад ему хотелось проучить волка, но он давно понял, что желание и его осуществление не всегда важны. - Но жизнь Бога всегда стоит превыше, потому что Его нельзя убить... его можно только заставить исчезнуть на время... - голос пса постепенно затихает, пока не становится еле слышным шёпотом. - И может быть так, что ы сами не понимаем этого до того момента, когда умираем... жизнь порой преподносит нам жестокие уроки, но надо бороться... и побеждать...
«Не для боя приходим мы в этот мир...»
Пёс медленно опускается на землю, прижимаясь к ней животом. Благодатная прохлада Матери-Земли...
- И порой бывает так, что целое делится на две неравные части, а затем они встречаются, и одна часть оказывается уничтоженной... да, именно так...
«А ведь я верил ему, верил... и что получил взамен? Пустоту и презрение.»
- И бывает так, что те, кто доверял тебе всей душой, после этого ненавидят тебя... потому что ты хочешь другой жизни, совсем другой, и не хочешь влачить жалкое существование в далёком-далёком лесу... тебе хочется славы, и ради этого ты готов пожертвовать всем - даже самым дорогим, что у тебя есть...
В памяти ещё остались пустые глаза старшей сестры, слепо глядящиев пустоту. И её крик, полный страха и отчаяния: «Не уходи!..»
Забудь, забудь, не думай об этом...
- А потом оказывается, что всё это напрасно, потому что ты уже был лишён самого главного... - Голос начинает повышаться, в нём звучат почти истерические нотки. - способности чувствовать боль... что такое - боль? Каково это - ощущать её? Может, ты мне расскажешь? - Пёс резко встаёт с земли, поворачиваясь к волку. - Ведь ты знаешь, что это. Я видел множество смертей, возможно, даже больше, чем ты, я видел чужую боль, но я никогда не ощущал её... и что бы я не делал... - пёс на мгновение замолкает. - Покажешь?!

64

  Резкий порыв ветра вывел из оцепенения, заставив отступить на шаг. Он вновь облизнул пересохшие губы. Челюсть почему-то начинала болеть, несмотря на то, что пёс молчал, не проронив ни слова. И тем не менее он внимательно следил за движениями каждого. Особенно его настораживало напряжение Криминала, которое он очень хорошо ощущал. Волк был на грани, но прекрасно сдерживался, не давая эмоциям взять над собой верх. Казалось, каждая капля, которую проронили волчица и пёс в чашу терпения Криминала, должна была быть последней, но оказывалось, что там ещё есть резерв. А что на счёт лайки - тот вжился в свою роль, начиная извиваться как змея и словестно, и физически. Он говорил много, размеренно. Он точно знал, что хочет сказать. Чувствовалась явная уверенность во всех его словах. Но, опять же, в разговоре много воды, но мало сути. Прямо как у той волчицы, которую они повстречали у пустоши.
"Интересно: все, кто пробыл здесь длительное время, начинают так разговаривать?"
  Вопрос так же быстро возник, как и исчез, канув в бездну сознания. А что, таким глупостям не стоит задерживаться в его голове. Вдруг в бредовую идею превратится...
  Динго неожиданно (даже для себя) зевнул, с негромким и протяжным "скрипом", больше похожим на гул, и громким щёлканьем клыков. Затем он передёрнул плечами, зажмурившись. По телу пробежала лёгкая дрожь. Ризо тряхнул головой, усевшись на землю. Вновь продолжил наблюдать за действиями псовых, поочерёдно изучая каждого заинтересованным взглядом. Якобы. Вмешиваться он всё ещё не решался. Да и что бы он сказал? Вот вот. Лучше сидеть и молчать. Прикинуться немым может? Лишь бы не лишиться дара речи по-настоящему.
"Надеюсь, Боги со мной злую шутку не сыграют..."
  И вновь передёрнул плечами.

65

Как к этому относиться? То ли чувствовать себя польщенной, что ее заметили и оценили, то ли оскорбиться - оттого, что преподнесено это было с явной издевкой. Фалька предпочла третий вариант - остаться равнодушной. Внешне. Получилось не очень успешно - слишком явственно блеснули глаза - все же волчица была польщена, что ее оценили. И хотелось бы чувствовать себя оскорбленной, но не очень-то получается. Впрочем, волк все равно был повернут к ней спиной. Теперь они поменялись местами. Она могла бы напасть. Сейчас как раз был удобный момент. Но даже если бы хотела - не решилась бы. Разве у нее хватит на это храбрости? Нет... Разве что волк будет подыхать от голода или старости.
Волчица мотнула головой. Невеселые мысли, и неуместные.
А может быть, все происходящее - ее шанс на вступление в стаю - или создание стаи с нуля. Об этом она пока еще не задумывалась, да и волк мало походил, как она сочла, на вожака - слишком уж кровожаден, слишком резок, ни к чему хорошему это не приведет.
Не надо, - снова хотела сказать она, видя, как пес явно напрашивается на драку.
Но промолчала, лишь посмотрела на него почти обиженно: зачем ты так?

66

Криминал обладал превосходным качеством, которым столь щедро награждал эгоистов их покровитель Локи: умением отключать окружающий мир. Чужие голоса, чужие мнения, чужие заботы. Их попросту нет, есть только ты и твоя точка зрения. Изредка - под настроение - ты мог бы даже прислушаться к одному из них, снизойти так сказать. Мог бы позволить себе некоторую долю привязанности и нечто, походящее на взаимопомощь или партнерство. Ну а дружба - исключена. Она оставляет слишком много лазеек для врагов, слишком много уязвимостей. Позволить себе слабость черно-белый вожак не мог. Попросту не имел права.
Но ведь... было же что-то? Кто-то?
Розовый язык вместе со щелчком челюстей скрылся в пасти, когда Криминал закончил пить. Но так и остался стоять на месте - с опущенной вниз головой, странным, ищущим взором изучая собственное, разорванное стремительным бегом вод, отражение.
Был кто-то, достойный доверия, дружбы... Достойный уважения... Достойный... любви?
Волк явственно увидел, как в черных с серебристыми искрами волнах зажглись два оранжевых огонька. Его глаза.
Волчица.
Волчица.
Волчица.
Но, черт побери, как же ее звали?

Матерый самец резким движением развернулся и единым прыжком вновь очутился около стоящих зверей. Стремительным, но тяжелым взглядом прошелся по Фальке, зацепив на мгновение зеленый взгляд, по рыжей фигурке Полыни, по псу, столь раздражающему его своей избыточной "мудростью", которой, собственно, просто необходимо поделиться с окружающим миром...
- Даже если я действительно мертв, - прозвучал его тихий, низкий голос. Фигура Криминала напоминала мраморную статую без единого огреха. - Даже если это действительно край погибших душ... Мне есть, к кому возвращаться. И смерть - не является достаточно весомым аргументом.
Возвращаться... к волчице?
Черт побери, что же было вчера, позавчера, тысячу дней и ночей назад?!

67

  Пёс дёрнулся, услышав голос Криминала. Нет, он не звучал насмешливо, с каплей стали. Он был холодным до невозможности, пробирающим до самого мозга костей, от чего у динго свело мышцы лап. Ризоро вздрогнул, мотнув головой. Пожалуй, это была единственная фраза из всего их разговора, которая оставила в душе динго хоть какой-то отпечаток. Сердце будто замерло. Он наблюдал за фигурой волка остекленевшим взглядом. Резко от Криминала будто прошла энергетическая волна, ударившая в уши. Но не та, с помощью которой чёрный вспаривал животы, впивался в чьё-нибудь горло, ломал кости... А та, которая была глубоко-глубоко в нём.
  Динго вздрогнул, зажмурившись. Резкий порыв ветра вновь резко ударил в морду, заставив поморщиться. Опять ни слова? Да, ни слова. Сам как статуя, взгляд держится на уровне ушей волка.
"Интересно, а мне есть к кому... вернуться?.."
  К сожалению ни одного образа не было воспроизведено. Ни одного. Видимо в его душу при жизни никто не закрался настолько глубоко, чтобы прочно впиться в память, остаться там надолго... Почему-то было немного обидно. За то, что прожив такую короткую жизнь он так и не смог обрести смысл жизни. Может потому ему и было суждено умереть так рано? Всё ведь предначертано судьбой. Это невозможно изменить, правда ведь?

68

Тихо, почти неслышно, Фалька выдохнула. Она только сейчас обнаружила, что затаила дыхание. Чего она ждала? Того, что Криминал бросится на пса? Что тот схватится с ним - он ведь не отступит, в этом она была уверена, слишком явно он напрашивался на драку.
Хвост незаметно для нее самой плотно прижался к поставленным вместе задним ногам. Были бы они расставлены - наверно, хвост прилип бы к брюху. Волчица скрипнула зубами, мотнула хвостом, расслабляя его. Нельзя так явно показывать собственные чувства. Да, ей было страшно. Вот уже в который раз за этот день - за все время ее пребывания здесь. Страшно уже не за себя, а за пса, хоть она и не питала к нему никаких чувств.
Ей возвращаться было не к кому. Чувство одиночества снова больно кольнуло волчицу, напомнило о себе. Но она, тряхнув головой, отгоняла эти мысли. Как бы то ни было, напряжение сошло - драки не будет, и она ждала, что соперники вот-вот разойдутся. Каждый в свою сторону. А она? Она пошла бы вместе с псом, слушая его размышления. Из них можно было бы почерпнуть многое. И пошла бы вместе с волком. Кем бы он ни был, он был ее крови, и хотя хвост волчицы судорожно пытался прижаться к брюху при мысли о том, что он посмотрит на нее также угрожающе и презрительно, как смотрел на пса, она бы пошла следом...

69

- Молчите? - чуть погодив, немного презрительно спросил Криминал, поведя узкой мордой и дернув кончиком черного уха. Более всего матерый волк ненавидел молчание. То ли согласие, то ли попросту отсутствие сил ответить. Тупая покорность или слабоволие. Во что они оцениваются в этом и иных мирах? В тридцать серебренников, которые молчуны получат за твое душу, за свое предательство.
Чем дороже стоило твоё доверие, тем дешевле тебя продадут.
Это неименный факт. И за свою короткую жизнь вожак одной из самых агрессивных волчьих кочевых стай старался предупреждать предательство самым классическим и наиболее радикальным методом. Даже, если быть точным, набором...
Смерть и страх. Убить предателя - предупредить возможное предательство. Это было жестоко, но наиболее действенно.
Шкура последнего предателя - двухлетнего полукровки Шпика - досталась пятнистым гиенам, когда они зашли далеко на юг...
Криминал чуть поморщился. Снова какой-то мутный, неясный факт, не связанный ни с чем, не на что ни дающий подсказки. Черт побери, сколько же это будет продолжаться?!

70

   Слово горько резануло слух, его отголосок неприятно отбивал молоточками по спине. Дрожь в коленках. Динго резко выдохнул, будто пытаясь отогнать эту дрожь, ибо она ни к чему. Да, они трое молчали. Волчица, возможно, ждала реплики пса, который, наверно, иссяк, а динго, как могло показаться, боялся. Чего? Уже ничего.
- Мне нечего сказать. Возвращаться мне не к кому, а прения на счёт смысла жизни, смерти и предназначения богов меня не особо интересуют.
  Он говорил ясно, негромко, но уверенно. Хорошо, что не онемел. А ведь была такая мысль...
"Как гора с плеч," - мелькнула мысль, и Полынь тут же расслабился, прикрыв глаза и уставившись в землю. Трава, едва мерцающая в слабых лучах светила небесного, чуть шелохнулась. Дыхание поровнело, стало легче от того, что он внёс свою лепту в этот разговор. Хоть она и малозначительна, он всё равно был частично доволен собой. Что не промолчал. Что выступил первым, хоть до селе от него не было слышно и слова.
  Он вновь поднял глаза, перескакивая взглядом с Криминала, на волчицу, затем на пса, снова на волчицу, на пса, на Криминала и так далее. Вновь порыв ветра, заставивший закрыть глаза. И вновь молчание.

71

Фалька встретила взгляд рыжего волка, ответив ему тем же. Молчание в самом деле сгущалось, и чем дольше оно длилось, тем тяжелее было произнести хоть слово. Рыжий нарушил его, и сразу же словно лопнула невидимая нить. Волчица расслабилась, чуть опустила голову, но тут же, прижимая уши к голове, вскинула морду, отворачиваясь от рыжего и глядя в упор на Криминала.
- И мне, - она не запнулась, и голос не дрогнул, хотя выговорить это было нелегко, - не к кому возвращаться. Да и надо ли?
И действительно, никто не ждал волчицу там, по ту сторону. Чем же в таком случае хуже здесь? Она чувствовала себя вполне уверенно, опираясь на лапы, нос привычно чуял многообразие запахов, что бы там пес ни говорил о том, что это всего лишь воспоминания души.

72

Меланхоличность низкой рыжей собаки иногда напрягала. Но в принципе - Криминал был с ней согласен. Подсознательно черно-белый волк был даже доволен: на фоне молчаливого неприметного спутника он мог блистать во всей эйфории красок своего тщеславия и баснословного эгоизма, примеров которого в истории не так уж и много...
Слова же черной волчицы чуток позабавили, что отразилось в сверкнувших солнечными бликами янтарных глазах:
- Вполне возможно, что перспектива покорно ждать, пока меня, как овечку на заклание, преподнесут черт знает кому, как-то не радует, - ехидно осклабился Криминал. - Да что там... Совершенно не радует.
Я привык сам держать нож над привязанной жертвой... Ну... Если так может выразиться волк.
Он повернул крупную голову. вновь цепляясь взглядом за бегущую серебристую ленту реки. Переходить? Или... Ах ты черт. Что же теперь делать, когда ответ - пускай даже такой отвратительный - на главный вопрос получен? Когда ты знаешь уже. где и почему находишься?
Что же теперь делать?
Возвращаться.
Любыми методами.

Цель оправдывает средства.
- Это норма для здешних мест - ничего не помнить? - сухо спросил Криминал ночь, ни к кому конкретно не обращаясь и не оборачиваясь.

73

Фалька пожала плечами. Теперь, когда угрозы драки больше не было, она чувствовала себя спокойней. Волк был к ней спиной - и это успокаивало еще больше, по крайней мере, на нее он тоже не бросится. Даже если вдруг такое случится - а его глаза ясно говорили, что он может выкинуть подобный фортель - ему для начала придется развернуться. А потому волчица сделала несколько шагов в сторону, бесшумной тенью скользнула за его спину, встав поодаль так, чтобы он не видел ее. Бросаться с разворота в таком положении будет крайне неудобно - и быть может, она выгадает на этом пару секунд.
Какой-то частью разума она понимала, что раз разговор мирно продолжается, на нее никто не нападет. Но совладать с собой не могла, привычно старалась обезопасить себя по максимуму. Точнее говоря, по максимуму - насколько это было возможно рядом с черным волком. Самое безопасное местечко было бы подальше от него, скажем, в паре десятков миль. Или - у самого бока. Как говорится, самое безопасное место для гнезда воробья - рядом с гнездом орла.
- Видимо, норма, - хотя вопрос был обращен не к ней, она поддержала разговор, - я мало что помню из собственной жизни, только последние мгновения... и еще некоторые ощущения, очень смутно. Но кое-что с течение времени проясняется. Те, кого я встречала на своем пути, тоже не помнили почти ничего.

74

Пёс издаёт несколько драматичный вздох. Медленно садится и принимает позу а-ля добрая домашняя кошка.Точёная голова чуть склонена к плечу, хвост обёрнут вокруг лап. Карие глаза глядят насмешливо. Ну прямо дети. Нет, честное слово. С героически-демоническими замашками.
Взгляд карих глаз падает на рыжего пса. Дрозд замирает. Убийца. Серийный убийца, как сказали бы люди. Лев под маской ягнёнка... нет. Демон с ангельской внешностью и невинным взглядом. Слишком невинным. Откуда-то словно повеяло холодом. Пёс поёжился. Ему стало... нет, не жутко. Немного страшно, вот и всё. Какое счастье, что здесь никто никого не может убить. Или я ошибаюсь? Я ведь просто врач... целитель.Надеюсь, что это так и я действительно ошибся.
Как известно, «ложная надежда - это плохо», и на секунду Дрозд забыл о своих подозрениях. Потом решил, что ему необходимо отвлечься от таких мрачных мыслей, а наилучший способ для этого - прочесть лекцию этим новичкам.
- Нет, это не совсем норма. Видимо, шок от смерти настолько силён, что некотрое время никто ничего (точнее, почти ничего) не помнит. Потом это пройдёт. - Дрозд устремил взгляд на волка. Это случается со всеми, - последнее слово он выделил голосом. - Со всеми, исключений нет и не будет во веки веков.
Тут Дрозд ощутил смутное беспокойство. Что там он говорил про возвращение?...
- Отсюда можно уйти. - Он сделал короткую паузу, даря маленькую надежду. - Когда придёт время уходить навсегда. - Вот это не в его духе - дать надежду и тут же её разрушив. Совсем не в его духе, если говорить начистоту.
Пёс слегка расслабился, но всё же оставался напряжённым. Нет, его не могут убить (по крайней мере, он надеялся, что это не так). Его беспокоило другое. Ведь, как известно, где одна тварь, где-то рядом будет и другая... словно закон притяжения какой-то. Дрозду захотелось зло сплюнуть, но, в силу физических особенностей, сделать это он не мог. Поэтому ограничился тем, что поднял переднюю лапу и с силой придавил ею землю.
Через несколько секунд лапа вернулась на место. В целом поза Дрозда почти не изменилась.
Ах, да. Пёс задумался от этом почему-то только сейчас. Ведь он умер. Разве у него нет права взять себе новое имя? Душе ведь всё равно. Кто знает, сколько раз она жила физически. Тут ему вспомнилась фраза одного человека: «Если тело тоскует о душе, нет оснований считать, что в вечной жизни душа не страдает от разлуки с телом - и, следовательно, не мечтает о возвращении на землю». А ведь это правда. Наверное, именно поэтому мы всё забываем - чтобы иметь возможность начать жизнь сначала... и всё же... как мне назваться? Джек? Рой? Нет, это слишком банально, к тому же... имена человеческие. Раньше меня звали Седьмой, но ведь это цифра.
И тут он вспомнил. Фиске. Да, Фиске.

P.S. Огромная просьба внять наконец словам персонажа и перестать его игнорировать.
P.S.S. Измените ник на Фиске, пожалуйста :3

75

Автор сам просил, чтобы мы на время игнорировали его персонажа

Криминал, чуть прищурившись, не отрываясь смотрел на наглого пса. Все время, пока тот, по своему обыкновению, разглагольствовал. Волчица сказала все гораздо короче и по делу. Но, видимо, этому мохнатому коврику хлебом не корми - дай кого-нибудь попоучать. А тут сразу - такая обширная аудитория!
Молча выслушав все до конца и сверкнув рыжими глазами, черно-белый коротко уточнил:
- Где можно встретить ваших богов? - теперь уже вопрос предназначался непосредственно хаски.
Вот так. Четко и вразумительно. Где можно узреть их божественные задницы, чтоб покрепче ухватить за шкирку и вытряхнуть все, что они успели накопить за несколько тысяч лет. Информацию. Она поистине бесценна - во все времена, у всех поколений. Ее сбором Криминал и планировал заняться в ближайшее время. Сесть под кустом и тихонько поплакать, ожидая, когда же наконец вернется блудливая память, было не в его стиле, совершенно не в его стиле...
Со священным трепетом принять предначертанное и смириться с исходом жизненного пути тоже не входило в планы нашего предприимчивого эгоиста. Он был деятелем по натуре и сидеть, покорно ожидая непонятного финала, не желал.
Действовать.
Нестись вперед, рвать, убивать.
Оставлять сиротами, оставлять безжизненные земли, оставлять тишину за спиной.
Противоестественную тишину.
Вот это - было как раз таки в его стиле.
Только вот, черт возьми, что такое "Пепельные ветра"?

76

Быть может, стоит просто помолиться?
Бархатный голос прозвучал по обыкновению мягко, обволакивающе, в нем можно было уловить нотки легкой иронии. Черный лис наконец поднялся с места и вышел из тени, зеленые глаза неярко сверкнули, поймав отблеск огненного сияния. Вновь усевшись, он обернулся пышный хвост вокруг тонких лап, закрыв им белые "перчатки", и окинул компанию донельзя задумчивым взглядом. Зачем он вмешался в постороннюю беседу? Наверное, потому что наблюдать за ними со стороны было неимоверно скучно. Он просто не понимал, куда им возвращаться. Мертвые еще ни разу не вылезали из своих могил. По-крайней мере, на его памяти.

77

   А ему ведь на секунду показалось, что это всё закончилось, что все они заткнулись. Ан нет - пёс вновь начал лепетать, взгляд Криминала метал молнии. Но тут... Голос. Мягкий, лёгкий, но, если вслушаться, то можно почувствовать в нём что-то другое, что отдаётся на губах чем-то горьким, неприятным, как смола. Рыжий окинул взглядом представшую перед ними фигуру - лис, чёрный, но сразу видно, что это лис. Узкая морда, сверкающие глаза с хитрецой. Как Локи, только иссиня-чёрный. Динго смерил его пустым взглядом, лишь очертив взором белые окантовки его глаз, а затем отвернулся, невесело фыркнув. Интересно, они потратят на болтовню целую вечность или всё-таки когда-нибудь им придётся заткнуться?
   Ризоро обессилил. Ему стало невыносимо тошно. Он отошёл на пару шагов от всех, улёгшись на траву, опять же спиной ко всем и шикоро зевнул, изредка помахивая хвостом.

78

Слова пса лились из его пасти легко, как льется вода сквозь пальцы. Волчица не задумывалась о смысле его слов - он не сказал ничего нового, облекая в иные слова то, что они все знали и так. Она настороженно повела ушами, в очередной раз опасаясь реакции Криминала.
Помолиться?
Негромкий голос лиса, на которого Фалька сначала даже внимания не обратила, оторвал ее от мыслей.
- Стоит только позвать, - так же негромко проговорила она, глядя прямо перед собой.
Почему она так думала? Волчица и сама этого не знала. Ей казалось, что стоит позвать своего покровителя - и Фенрир явится. Но нужно ли было это делать без особой нужды? Нет - таким был однозначный ответ, вынесенный ей же спустя долю секунды.

79

Черно-белый вожак медленно повернул голову и чуть прищурившимися глазами изучил лиса. Хмыкнул, оценив "перчатки" на лапах - сам был обладателем таких же. Аристократия. Политика. Убийцы в белых перчатках. Так тривиально и так привычно...
- Еще не родился на белый свет тот, кто услышит мою мольбу, - осклабился Криминал. Гордыня. Тщеславие. Superbia. Они захлестывают тебя единожды и более уже никуда не отпускают. Самые верные друзья, самые подлые противники. Последнее, что у него осталось здесь. Если он действительно мертв...
Снова черная волчица. Снова кратко, но по делу.
Позвать. Ага, а как же. Что ж, я позову... Когда все тщательно обдумаю на досуге. Без этого парада шутов.
- Пожалуй, мне требуется с ними срочное свидание, - фыркнул саркастично волк, проходя мимо присутствующих - прямо, спокойной, нагло. Как обычно. Мазанул взглядом по рыжему телу в траве. Мысленно скривился, но снаружи - выражение узкой морды не изменилось. Криминал превосходно умел владеть собой, когда того требовали обстоятельства.
Казалось, он уже покидает псов, волчицу и лиса по-английски - не удостоив их прощанием. Но, резко обернувшись, вожак Пепельных Ветров одарил своих новых знакомых широкой ехидной ухмылкой, коротко кивнул и громогласно заявил:
- Благодарю за просвещение заблудших душ. Надеюсь на повторение встречи.
...И черная фигура, с белыми лапами и кольцом светлой шерсти на хвосте, ненапряженной трусцой пошла вдоль вод яростно бросающейся на сушу Дикой реки.
===>>>Мост>>

80

Лис проводил его равнодушным взглядом полуприкрытых глаз. Гордый. Высокомерный. Презрительный... нет, этот субъект так просто не сдастся. Упрямый слишком... и прекрасно знает себе цену. Лис прищурился, чуть улыбнувшись - совсем незаметно. Знакомство с ним могло оказаться интересным... а ведь Ив так давно не мог найти себе занятия в этом тихом краю. Вечные раздумья, не о них ли он мечтал при жизни? Спокойствие и одиночество... и тьма свободного времени. Даже мертвому это может в конце концов надоесть.
Срочное свидание... это можно устроить.
Оставшиеся волки его абсолютно не интересовали - всего лишь пепел, и не более. Лис бесшумно поднялся с места и тенью скользнул прочь - следом за своенравным вожаком, оставшимся таким даже после собственной смерти.

==> по следам Криминала

Отредактировано Ив (2009-06-24 22:39:36)


Вы здесь » Догма » Заливные луга » Воды реки Дикой